Live News Updates On afghanistan

Sean Gallup/Getty Images 16 Jun 2021 President Joe Biden left Geneva, Switzerland, frustrated and empty-handed after his meeting with Russian President Vladimir Putin on Wednesday. After the meeting, Biden was hesitant to declare any victories, noting he would know whether or not his meeting was a success in the next three to six months. “We’re going to be able to look back, look ahead, in three to six months and say, ‘Did the things we agree to sit down and work out, did it work?'” Biden said. “Are we closer to major strategic stability talks and progress?” The president discussed his meeting at a press conference with reporters in Geneva after the summit.

The sanctions have been dropped, but US and Israeli opposition to the court remains. Khan, 51, took an oath to serve his nine-year term honorably and impartially during a ceremony in The Hague. He said one of his main tasks would be improving the performance of the prosecutor’s office. Since opening in 2002, the ICC has convicted five men for war crimes and crimes against humanity, all African militia leaders from Democratic Republic of Congo, Mali and Uganda. Sentences ranged from nine to 30 years in prison. Prosecutors dropped or lost at least three major cases, or failed to gather enough evidence in others to proceed to trial.

UAE-chaired OIC Summit on Science & Technology issues Abu Dhabi Declaration ABU DHABI, 16th June, 2021 (WAM) -- UAE today chaired the second Organistion of Islamic Cooperation (OIC) on Science & Technology, which was held virtually in the presence of leaders and representatives from OIC member states to discuss ways to promote the advanced technology and science agenda among the member states. Addressing the summit, H.H. Sheikh Abdullah bin Zayed Al Nahyan, Minister of Foreign Affairs and International Cooperation, said the OIC member should mobilise their energies and resources to open up new prospects for investment in science and innovation to achieve progress, prosperity and stability for their peoples.

Joe Biden threatened retaliation against Vladimir Putin for cyber attacks  Biden said he had 'told President Putin we need some basic rules of the road that we can all abide by', adding that 'I did what I came to do'  Putin described Biden as 'very different' from Donald Trump He held a press conference after his nearly-three hour meeting with Biden; Biden speaks next He started off complimentary of Biden but then grew snipping as he was questioned on Russian activities  Putin was critical of gun violence in America and deflected questions on dissident Alexi Navalny  'You don't have time to open your mouth and you're shot dead,' he said 

Путин после встречи с Байденом: Стороны проявили желание понять друг друга На пресс-конференции в Женеве Путин заявил, что послы США и России вернутся соответственно в Москву и Вашингтон. Он и Байден договорились начать консультации по вопросам кибербезопасности. Президент России Владимир Путин на пресс-конференции в Женеве Президент России Владимир Путин заявил, что на переговорах с американским коллегой Джо Байденом обсуждались кибербезопасность, стратегическая ядерная стабильность, региональные конфликты, в том числе на Украине, торговые отношения, сотрудничество в Арктике и другие темы. На пресс-конференции по итогам переговоров на вилле Ла Гранж в Женеве в среду, 16 июня, Путин, отвечая на вопрос о хакерских атаках, заявил, что большинство кибератак в мире происходит с территории США. Вашингтон неоднократно обвинял Россию в причастности к кибератакам на территории Соединенных Штатов и других стран. Москва всегда отвергала эти обвинения. Недавно США заявили, что предполагаемые хакеры из России причастны к кибератаке на крупнейший трубопровод в стране, в результате которой на восточном побережье Америки возник дефицит топлива. Путин заявил, что Россия не имеет никакого отношения к этой атаке. "Мы знаем о кибератаке на американский трубопровод, но российские власти не имеют никакого отношения к ней", - сказал российский лидер. Одновременно Путин заявил, что Россия не получила ответов от США по поводу кибератак против РФ. Вместе с тем российский президент отметил, что он и Байден договорились начать консультации по вопросам кибербезопасности. Послы США и России вернутся в Москву и Вашингтон Путин назвал переговоры с Байденом конструктивными. По его словам, стороны проявили желание понять друг друга, враждебности не было. Послы США и России вернутся соответственно в Москву и Вашингтон. Путин отметил, что США и России сообща несут ответственность за ядерную безопасность в мире и будут продолжать переговоры по данной теме. Касательно Украины Путин заявил, что по поводу членства этой страны в НАТО обсуждать нечего. Он обвинил Киев в нарушении минских соглашений об урегулировании на востоке Украины. По поводу массированного наращивания войск близ границы с Украиной Путин подчеркнул, что Россия проводит учения на своей территории. На вопрос об осужденном в России оппозиционере Алексее Навальном Путин заявил, что "тот знал, что нарушил закон" и понимал, что будет задержан по возвращении в Москву из Германии, но тем не менее вернулся. Навальный был задержан сразу по прибытии в московский аэропорт Шереметьево из Германии, где он лечился от отравления боевым отравляющим веществом "Новичок". Касаясь других вопросов, поднятых на встрече, российский президент заявил, что Москва и Вашингтон могут найти компромиссы по вопросу отбывающих наказание россиян и американцев в двух странах и возращения их на родину Смотрите также: Пятый президент Джо Байден станет пятым президентом США, с которым встретится нынешний глава России Владимир Путин. Всего же количество различных встреч на высшем уровне между лидерами СССР и России и президентами США перевалило за сотню. Некоторые из саммитов глав двух сверхдержав вошли в историю мировой политики. DW напоминает основные вехи. История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Первый визит в США Первым советским лидером, посетившим США с официальным визитом, стал Никита Хрущев. В сентябре 1959 года он встретился с президентом США Дуайтом Эйзенхауэром. Достичь соглашения ни по одной из обсуждавшихся проблем не удалось. Ответный визит не состоялся из-за скандала со сбитым в мае 1960 года в районе Свердловска американским самолетом-шпионом U2. История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Договорились до Стены Переговоры Хрущева с новым американским президентом Джоном Кеннеди состоялись 4 июня 1961 года в венском дворце Шёнбрунн. Основной темой стала судьба Берлина и Германии в целом. Стороны жестко отстаивали свои позиции и договориться по ключевым пунктам повестки не удалось. Два месяца спустя Берлинская стена разделила город на восточную и западную часть. История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Открывая Москву Ричард Никсон стал первым президентом США, посетившим СССР с официальным визитом. Состоявшиеся в мае 1972 году переговоры с генсеком ЦК КПСС Леонидом Брежневым положили начало новому этапу взаимоотношений, получившему название "разрядка". В Москве были подписаны Соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1) и Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Накануне войны в Афганистане Ввод советских войск в Афганистан в декабре 1979 года послужил причиной нового ухудшения советско-американских отношений. За полгода до этого Брежнев встретился в Вене с новым президентом США Джимми Картером. Итогом переговоров стало подписание Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2), который, помимо прочего, ограничил размещение ядерного оружия в космосе. История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Конец "империи зла" Отношения Михаила Горбачева и президента США Рональда Рейгана сначала не заладились. После первой встречи в Женеве в 1985 году один окрестил другого "динозавром", второй назвал коллегу "твердолобым большевиком". Что не помешало им провести несколько встреч и подписать ряд важных документов в сфере разоружения. Приехав в 1988 году в Москву, Рейган заявил, что более не считает СССР "империей зла". История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Саммит с морской болезнью Двухдневная встреча Михаила Горбачева и нового американского лидера Джорджа Буша-старшего прошла в 1989 году на Мальте на борту советского круизного судна "Максим Горький", пришвартованного в порту Валетты. Несмотря на сильный шторм, саммит открыл принципиально новый этап в отношениях двух стран. В частности, впервые в истории была проведена совместная пресс-конференция двух лидеров. История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Точка в холодной войне Встреча первого президента России Бориса Ельцина с Джорджем Бушем-старшим в США зимой 1992 года подвела итог 46-летней холодной войне. Была подписана декларация, в которой заявлялось, что Россия и США более не рассматривают друг друга как возможных противников. Через год в Москве политики подписали Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2). История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Друг Билл Дружеские отношения связывали Бориса Ельцина и следующего президента США Билла Клинтона. Они встречались несколько раз. В 1997 году в Хельсинки во время последнего саммита двух лидеров Клинтон уговорил Ельцина не препятствовать расширению НАТО, пообещав принять Россию в "большую семерку", способствовать вступлению в ВТО и помочь в реструктуризации долга России в Парижском клубе кредиторов. История саммитов лидеров СССР и России с президентами США О вступлении России в НАТО В 2000 году Билл Клинтон приехал в Москву, где встретился с новым президентом России Владимиром Путиным. Никаких важных документов подписано не было. Главная же сенсация была озвучена Путиным много лет спустя. В интервью американскому режиссеру Оливеру Стоуну российский лидер рассказал, что предлагал Клинтону рассмотреть вариант присоединения России к НАТО и тот был не против. История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Он - царь В ноябре 2001 года Путин cтал первым иностранным лидером, побывавшим не только на ранчо президента США Джорджа Буша-младшего в Техасе, но и присутствовавшим на закрытом брифинге ЦРУ для главы Белого дома. При этом охлаждение в отношениях России и США началась именно при Буше-младшем, который уже в 2006 году заявил: "Путин больше не демократ. Он - царь. Мы его потеряли". История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Перезагрузка в бургерной Краткий период потепления в российско-американских отношениях пришелся на президентство в РФ Дмитрия Медведева. В сентябре 2009 года он совершил визит в США, посетил штаб-квартиру Twitter и завел свой микроблог, получил из рук главы Apple Стива Джобса новейший iPhone и позавтракал с президентом США Бараком Обамой в бургерной. А 8 апреля 2010 года в Праге Медведев и Обама подписали Договор СНВ-3. История саммитов лидеров СССР и России с президентами США Повеяло холодом Вскоре после возвращения Владимира Путина в Кремль началось новое ухудшение российско-американских отношений: с 2012 года по 2018 официальные визиты президентов двух стран не проводились. Во время двухсторонней встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки в 2018 году не было подписано не только никаких соглашений, но даже и совместного итогового заявления. Автор: Виталий Кропман

Los presidentes  Joe Biden, de Estados Unidos, describieron como  "constructiva" y "positiva" la primera reunión cara a cara que sostuvieron este miércoles en Ginebra. Sin embargo, y a pesar del balance favorable que ambos dieron en conferencias de prensa separadas, fueron escasos los progresos concretos. Se expresaron desacuerdos de ambas partes, dijo el presidente Biden, pero "no en una atmósfera hiperbólica", y añadió que lo que menos quiere Putin es  "una nueva Guerra Fría". Putin, por su parte, se refirió a Biden como un  "estadista experimentado" y aseguró que ambos "hablaron el mismo lenguaje". Las conversaciones duraron cuatro horas y el diálogo directo entre ambos solo dos, menos del tiempo programado.

PETER KLAUNZER/POOL/AFP via Getty Images 16 Jun 2021 Russian leader Vladimir Putin mocked America’s human rights record during a press conference Wednesday following his meeting with U.S. President Joe Biden by referring to the continued existence of the Guantánamo Bay detention facility, “secret CIA prisons,” and alleged assassinations of U.S. political leaders. Putin was responding to a reporter who noted, “Americans are continuously using this rhetoric of political prisoners in Russia” and raising the issue of the many Russian dissidents and Putin rivals in the country who have been poisoned, imprisoned, or otherwise harmed in ways suggesting Putin regime involvement. The reporter also noted that Biden had referred to Putin previously as a “killer,” a term Biden did not defend during a separate press conference Tuesday.

Alex Wong/Getty Images 16 Jun 2021 A coalition of over 200 rabbis sent a letter to House Speaker Nancy Pelosi (D-CA) criticizing her for not removing the far-left Democrat Rep. Ilhan Omar (MN) from her committee assignment on the Foreign Affairs Committee after her most recent remarks made last week comparing the United States and Israel to terrorists. In the letter first obtained by Fox News, the group of rabbis said they originally warned the speaker in 2019 against placing Omar on the committee. The Coalition for Jewish Values continued to say they welcomed the speaker’s remarks last month when she condemned Omar and the rockets being fired on Israel, but they warned Pelosi that failing to “reverse [Omar’s] committee appointment would send the message to the world that you were ‘tolerating this hatred in the Democratic party.'”

The meeting was short on concrete outcomes, but one area where there seemed to be some progress was arms control. In a joint statement after the summit, Biden and Putin said they agreed to resume a dialogue on strategic stability on nuclear arms control. “Today, we reaffirm the principle that a nuclear war cannot be won and must never be fought,” the statement said, a line that pleased arms control advocates and echoes the principle put forward by former President Reagan and former Soviet leader Mikhail Gorbachev. The Biden administration and Russia reached an agreement in February to extend New START, that last remaining nuclear treaty between Washington and Moscow. The new dialogue will "lay the groundwork for future arms control and risk reduction measures," the statement said.

AP PHOTOS: Biden wraps up 1st overseas trip of presidency The Associated Press FacebookTwitterEmail 30 1of30Military personnel wait as U.S. President Joe Biden and first lady Jill Biden arrive on Air Force One at Cornwall Airport Newquay, near Newquay, England, ahead of the G7 summit in Cornwall, Wednesday, June 9, 2021. (Phil Noble/Pool Photo via AP)Phil Noble/APShow MoreShow Less 2of30Military personnel march as Air Force One, carrying U.S. President Joe Biden and First Lady Jill Biden arrives at Cornwall Airport Newquay, near Newquay, England, ahead of the G7 summit in Cornwall, Wednesday, June 9, 2021. (Phil Noble/Pool Photo via AP)Phil Noble/APShow MoreShow Less

Фото: EPA Загрузка... У микрофона Евгения Альбац. За режиссерским пультом неизменная Светлана Ростовцева. И мы начинаем нашу программу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. 16 июня в Женеве встретятся президент России Владимир Путин и президент США Джо Байден. Встретятся на фоне, как оба президента публично это признали, самых дурных отношений между двумя странами за всю постсоветскую эпоху. Риторика, предшествовавшая саммиту, была тоже специфическая. Интервью Владимира Путина американскому каналу NBC началось с вопроса российскому президенту: «Вы – убийца?» Американский президент уже участвовал в заседании «большой семерки», клуба ведущих западных демократий и встречался с руководством НАТО, где Китай и Россия были названы как проблема для западных демократий. Что ждать от саммита: прорыва или сохранения статус-кво? Вот с этим вопросом я обращаюсь к сегодняшним моим гостям в студии. Это Анжела Стент, профессор, государственного управления и дипломатической службы в Джоржтаунском университете США, автор книги «Мир Путина: Россия и ее лидер, глазами запада». Анжела, добрый день! А.Стент― Добрый день! Е.Альбац― Профессора Стент, вы будете слышать главным образом мужским голосом синхронного переводчика Андрея Иванова. Андрей, спасибо, что вы нам помогаете. Второй наш гость сегодня – Нина Львовна Хрущева, политолог, профессор университета New School (Нью-Йорк), правнучка Никиты Хрущева. Нина, здравствуйте! Н.Хрущева― Здравствуйте! Спасибо за приглашение. Е.Альбац― И третий наш гость – Сергей Гуриев, экономист, профессор Парижского университета Sciences Po, политэкономист. Сергей Маратович, здравствуйте! С.Гуриев― Здравствуйте! Е.Альбац― Итак, какие ожидания? Профессор Анжела Стент. А.Стент― В лучшем случае стороны договорятся о том, чтобы снова обменяться послами. Потому что сейчас, например, Америка фактически не представлена в вашей стране дипломатически. Кроме того, опять-таки в лучшем случае президенты договорятся о том, чтобы попробовать добиться стратегической стабильности. О чем идет речь? Прежде всего это касается вопросов ядерных вооружений, неядерных вооружений, а также противодействия кризисам. Кроме того, администрация Байдена прежде всего заинтересована в том, чтобы построить своего рода охранные поручни вокруг России. Это требуется для того, чтобы не было никаких сюрпризов, и администрация Байдена во внешнеполитической сфере могла бы сосредоточиться на своей основной задаче на сегодняшний день, на своем ключевом вызове, а этот вызов – это Китай. Е.Альбац― Нина Хрущева, что вы скажете? У вас есть какие-то ожидания по поводу этого саммита? Н.Хрущева― Особенных нет. Но есть ожидание того, что во всяком случае, как Анжела сказала, все-таки градус, наверное, упадет. Они оба заинтересованные. Е.Альбац― А градус – что значит градус? Они что, собираются пулять друг в друга ядерными ракетами? С.Гуриев: Если Путин чувствует себя изолированным, он умеет привлекать к себе внимание Н.Хрущева― Во-первых, все может быть. Всякое бывает. И на самом деле ядерные ракеты за этот год очень сильно увеличились. Так что, конечно, могут и начать пулять. Нет, градус в том смысле, что может быть все-таки Байден перестанет Путина называть убийцей, а Путин перестанет говорить, что «если от нас что-нибудь откусят, то мы им в зубы будем обратно давать». Это градус. И я думаю еще в добавлении, что сказала Анжела – я совершенно естественно согласна, эти непредсказуемости – приближается 22-й год, промежуточные выборы, и вот эти сюрпризы, которые американцы очень не любят… Конечно, Путин может сказать: «Да нет конечно, мы ни во что не вмешиваемся никогда», но все-таки будет полезно знать, что все-таки Россия не начнет дальше декламировать, прокламировать и нести по всему миру пропаганду Трампа, которая за последние две недели очень сильно активизировалась о том, что у нас есть свои собственные кандидаты и так далее. То есть они все-таки хотят эти промежуточные выборы иметь более-менее спокойными. Я не думаю, что Джо Байден ожидает от Путина: «Мужик, ты мне обещал, ты это сделал», но во всяком случае, как он сказал, посмотреть в глаза и увидеть, что можно ожидать, – я думаю, это у него на уме, может быть даже в первую очередь. Е.Альбац― Спасибо. Сергей Гуриев. С.Гуриев― Да, я полностью согласен с Анжелой и с Ниной. Я бы добавил, что за последнее время это первый американский президент, который не ожидает и не пытается улучшить отношения с Россией просто так. Я бы не сказал, что Барак Обама был наивным человеком, но в его повестке внешнеполитической был рецепт перезагрузки отношений с Россией. Это не означало, что Барак Обама приехал в Москву и сказал: «Я теперь закрываю глаза на все проблемы, которые возникают по вине России и в соседних странах, и внутри России». Но была большая повестка «вин-вин», была большая повестка сотрудничества. И в целом многие из этих вещей были реализованы к взаимной выгоде. Дональд Трамп просто хотел улучшить отношения с Россией. У него была такая цель. Неизвестно, зачем, неизвестно для каких американских интересов. Но вот Джо Байден – человек, который видел, что происходило 10 лет назад, 7 лет назад, 5 лет назад, 3 года назад, и у него нет никаких иллюзий совсем относительно того, что любит и умеет делать Владимир Путин. Поэтому не будет такого, например, что Джо Байден придет и скажет: «Начнем с чистого листа и улучшим наши отношения». Нет, это будет конкретный разговор о том, что мы можем сделать к нашей обоюдной выгоде. Это стратегические вооружения, о которых говорила Анжела, восстановление дипломатических отношений на операциональном уровне, о чем говорила Анжела. Вполне вероятно, что будет разговор об иранской сделке. Вполне возможно, что будут какие-то разговоры о кибератаках. Но кибератаки – это уже такое предмет, где трудно что-то записать на бумаге. Но я думаю, что очень важно, что Байден будет говорить о том, что «мы знаем, что вы делаете это, это и это – вот такой офицер ГРУ сделал вот это, вот такой офицер СВР сделал вот это, и в будущем, если это повторится, мы введем такую вот санкцию». Я ничего не хочу сказать, но по крайней мере это не будет обмен в публичной сфере, где журналисты The New York Times написали, что Россия разбомбила мирный госпиталь в Сирии, поэтому Америка ввела санкции. Или журналисты The New York Times написали, что Россия раздавала премии талибам за убийство американских солдат, поэтому Америка вынуждена ответить. Такой более спокойный частный разговор, видимо, будет достаточно продуктивным, где эти «поручни», о которых говорила Анжела, будут сформулированы достаточно четко и без лишних скандалов. Е.Альбац― Спасибо. Анжела. В 45-страничном коммюнике НАТО, которое сегодня должно быть подписано, в том числе и президентом США, Россия названа Threat (угроза), тогда как Китай – Challenge (вызов). Почему Россия – угроза тогда, как Китай – это теперь вторая по военному бюджету страна мира; Китай использует Арктику для продвижения своих сил. Китай, по сути, провел вторую колонизацию Африки; Китай заинтересован в Средиземноморье. Я цитирую все страницы этого коммюнике НАТО. Почему тогда Россия угроза? А.Стент― Тут есть несколько ключевых моментов. Дело в том, что для Европы Россия больше представляет из себя прямую военную угрозу. Во-первых, из-за войны в Украине. Кроме того, вы знаем, что российские силы все еще сосредоточены у украинской границы. Да, часть отведена, но 80 тысяч – такова численность этих сил, которые все еще там остаются. Будет ли еще одно вторжение в Украину? – вот этим вопросом в Европе задаются. И мы, кроме того, видим опасные ситуации вокруг Балтии. Были эти достаточно опасные встречи в воздухе. Кроме того, там присутствуют подводные лодки. Поэтому для Европы Россия – это прямой военный вызов. И второй аспект этого момента – это Беларусь. Ведь Беларусь совсем недавно осуществила захват самолета с целью ареста оппозиционера. Вопрос: не пойдет ли Россия по подобному пути? А кроме того присутствуют постоянно все те же вопросы, такие как кибернетическое вмешательство в выборы как европейские, так и американские. Сейчас вот выборы в Германии. Есть вероятность, что подобное вмешательство также имеет место. Поэтому Россия, прежде всего, европейскими странами и европейскими членами НАТО воспринимается как угроза. Китай в первую очередь не воспринимается как непосредственная военная угроза. А кроме того европейские страны не желают принимать жесткую позицию по отношению к Китаю, поскольку для них имеют очень большую важность экономические связи с этой страной. Да, конечно, с Россией экономические связи, прежде всего в сфере энергетики тоже важны, но эти связи препятствуют тому, чтобы европейские страны занимали по поводу Китая жесткую позицию, пусть даже совершенно могут быть с этим не вполне согласны. Н.Хрущева: Возможно, Путин не исправится и не улучшится, но Путин, сидящий за столом, лучше, чем Путин заноза Е.Альбац― Спасибо. Нина Хрущева. В истории советско-американских отношений можно выделать как минимум 2 подхода. Один – это известная доктрина Киссинджера, согласно которой для США важны стабильность и прогнозируемость в отношения с СССР (а теперь и с Россией), и одновременно не допустить альянса Китая и России. Правам человека и свободам в этой концепции нет места. Другой подход: права человека наднациональны, США небезразлично, какие шаги авторитарная российская власть предпринимает в отношении своих политических оппонентов внутри страны. Ну вы знаете, у нас тут травят, сажают, вынуждают к эмиграции. Вам понятно, какой подход выбрал нынешний Белый дом Джо Байдена? Н.Хрущева― У меня такое впечатление, что пока он старается сидеть на двух стульях, с одной стороны, быть прагматиком и иметь какие-то определенные пределы, в которых Россия может предсказуемо существовать… Е.Альбац― Вы имеете в виду, как бы обнесена флажками? Как сумасшедший, чтобы немножко не вылезал? Н.Хрущева― Совершенно верно. То есть то, что говорили, что этот агент ГРУ сделал это – мы за это сделаем то-то. Или «давайте мы покажем, у нас есть фотографии «Бука», который стрелял в Украине в 14-м году». То есть какие-то вещи, которые были до этого только в моментах разговора, а теперь они выйдут спокойный тон между двумя президентами. Я думаю, что это как раз очень умно… То есть Байден, естественно, поднимает вопрос о Навальном и всех других, понимая, что Путин ему на это скажет: «Посмотрите, у вас 6 января… или посмотрите, у вас убивают полицейских, и вообще вы расистская страна». То, что Путин очень любит: «А вот у вас, а вот у вас…». И пока такое впечатление, что Джо Байден пытается учиться именно у Джорджа Кеннона, что он как бы понимает своего оппонента, но при этом ищет очень практические вещи, к которым можно адресовать и каким-то образом втянуть. Вот я, например, не согласна со многими комментаторами, которые говорят, что кибербезопасность – это такой тридесятый вопрос. Как раз, как во время холодной войны, когда, несмотря то, что все наращивали вооружения, все-таки они друг друга втянули в этот процесс разоружения, несмотря на то, что и те, и другие… конечно, им можно было предъявить счета по ядерному вооружению. То же самое с кибербезопасностью. Путин уже сделал такой… от чего Байден немножко отказался, сказал, что «мы готовы обмениваться, может быть, даже киберпреступниками». Поэтому я думаю, что если они пойдут по этому направлению, это будет, возможно, полезное направление. Но пока Джо Байден пытается сидеть на двух стульях. Посмотрим, что у него получится. Потому что кажется, что вроде говорить, что вы убийцы и у вас Навальный, а при этом одновременно встречаться – это раньше были бы несовместимые вещи. Е.Альбац― У нас уже не только Навальный. Нина, у нас невозможно… У нас Кара-Мурза, у нас Дмитрий Быков… Н.Хрущева― Невозможно. Быков был, да. Е.Альбац― Оказывается, существует в ФСБ целый отряд убийц, которые ездят за людьми по стране, потом им гульфики мажут «Новичком» и так далее. Н.Хрущева― Любовь Соболь сегодня отказалась, потому что тоже опасно и страшно. Е.Альбац― Журналист Майкл Наки покинул страну, потому что боится, что за ним тоже придут. Н.Хрущева― Естественно, Джо Байден все это будет поднимать. Но одновременно он старается быть и Киссинджером тоже. Не знаю, насколько у него это получится. В общем, это такой смелый и, несмотря на то, что это уже немолодой политик, довольно оригинальный подход, с моей точки зрения. Е.Альбац― Анжела, вы хотели бы к этому что-нибудь добавить? А.Стент― Да, я согласна. Мне кажется, что Байден хочет найти какой-то средний путь. Он несколько десятилетий в высокой политике. Это опытный человек в этих вопросах. И я думаю, у него нет иллюзий, я думаю, у него сугубо прагматичный подход. Да, есть классическая американская повестка – это поддержка демократии, прав человека. Но я думаю, что если в свои точки, по которым он планирует вести диалог, он включит Навального, то понятно, что у его партнера по этому диалогу найдутся свои вопросы, которые он задаст по американским вопросам. Думаю, что здесь будет найден какой-то прагматический подход, потому что, на самом деле, есть и другие вопросы, которые для Америки важно обсудить. Это изменение климата, это Афганистан, это региональные конфликты, это Иран, в том числе, возврат к сделке JCPOA – это какая сделка? Е.Альбац― Это сделка по договору с Ираном. А.Стент― Возврат по договору с Ираном. Вот те вопросы, которые, я думаю, будут включены в повестку дня. А.Стент: Администрация Байдена заинтересована в том, чтобы построить охранные поручни вокруг России Е.Альбац― Сергей Гуриев. Я задам вопрос, но отвечать на него я попрошу уже после перерыва. А именно: некоторые европейские страны, например Польша критиковали американского президента за согласие встретиться один на один с российским президентом. Поляки так впрямую и пишут: «Байден дал слабину». Почему Байден пошел на саммит и чем важен этот саммит для Путина? Ответ на этот вопрос вы услышите после того, как мы вернемся обратно в студию «Эхо Москвы». А сейчас новости на «Эхо Москвы». Е.Альбац― Еще раз добрый вечер! 20 часов и 33 минуты. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона – Евгения Альбац. И здесь со мной в студии Нина Хрущева, переводчик Андрей Иванов, а по Zoom с нами из Вашингтона – Анжела Стент, профессор государственного управления и дипломатической службы в Джоржтаунском университете США, и из Парижа – Сергей Гуриев, экономист, профессор Парижского университета Sciences Po. Сергей, мы ушли на перерыв. Я задала вам вопрос: дал ли Байден слабину, согласившись на саммит, и что он ждет и что, главное, Путин хотел бы получить от этого саммита? С.Гуриев― Мы уже обсудили, какие у Байдена цели и ожидания. Я полностью согласен и с Анжелой, и с Ниной в том, что Байден будет рассказывать Путину, что он ему будет обещать, какие последствия… Е.Альбац― Сергей, поляки пишут, что Байден не должен был соглашаться на этот саммит, что пойдя на этот саммит, он потрафил Путину, и при этом это ничего не даст. С.Гуриев― Да, я пытался ответить на этот вопрос. Дело в том, что с Путиным очень трудно не разговаривать, потому что у Путина большая армия, большие кибервойска и много химического оружия. Поэтому если Путин чувствует себя изолированным, он умеет привлекать к себе внимание. Помните, в 14-м, 15-м году никто не хотел общаться с Путиным – и началась операция в Сирии. После чего с Путиным пришлось общаться. В этом году мы видели сосредоточение войск на границе с Украиной, чтобы произошло общение. Но в целом надо понимать, что у российской власти не обязательно правильное представление о том, как думают американские элиты, в том числе президент Байден. Поэтому встреча между Байденом и Путиным может быть крайне продуктивной для того, чтобы Байден своими словами, а не через «Первый канал», который цитирует Байдена или интерпретирует то, что думают американские элиты, своими словами мог бы сказать президенту Путину, что он думает и какие последствия будут у тех или иных решений российских властей. Поэтому такой прямой разговор, очевидно, полезен. Я не вижу здесь никакой слабины. Многие западные политики говорят, что не будучи наивными, не веря в то, что Путин иногда им рассказывает, они тем не менее находят полезным разговор с Путиным ровно потому, что они доносят ему совершенно прямо свою точку зрения о том, что, например, нарушение прав человека не является внутренним делом ни одной страны, в том числе России, которая является подписантом целого ряда международных документов и Совета Европы. И помимо этого они могут сказать: «У этих действий у вас будут вот такие последствия, поверьте мне». И когда это говорит президент США, – это, наверное, самый важный месседж, который может услышать Путин. Поэтому эта встреча – это не проявление слабости. Это на самом деле очень важная часть дипломатии, которой должен заниматься президент западной страны, тем более президент США. Разговор с Путиным очень важен. Другое дело, какие будут результаты. Если Байден и Путин выйдут и Байден скажет: «Владимир Путин убедил меня: все эти разговоры о том, что он кого-то отравил, пытал, подорвал – вот как президент Трамп говорил об этом в Хельсинки в 2018 году – все это неправда». Тогда поляки будут правы, задавая вопросы: а где же результаты и почему президент Байден ведет себя так, как будто он находится на побегушках у президента Путина. Но я думаю, что ожидать этого не стоит. Я думаю, что Анжела и Нина абсолютно точно предсказали те вопросы, которые будут обсуждаться и те условия, которые будет ставить Байден Путину. Е.Альбац― Сергей, почему Путин?.. С.Гуриев― Для фотографии. Он должен вернуться назад, раздать эти фотографии «Первому каналу», 2-му каналу, Russia Today, который скажут: «Вот у нас есть великий геополитик. Никто его не может игнорировать, и даже президент Байден был вынужден с нами встречаться и разговаривать, потому что мы такая великая страна. Да, конечно, доходы падают, да, конечно, цены растут, но важно затянуть пояса, потому что мы, Россия, такая великая геополитическая держава, и с нами приходится разговаривать. Без нас никакой глобальный вопрос решить невозможно – ни иранскую сделку, ни глобальное потепление, ни стратегические вооружения. Далее по списку. Поэтому вам, российским избирателям, лучше затянуть пояса, потому что мы решаем такие важные, глобальные вопросы. Е.Альбац― Нина Хрущева, вы согласны? С.Гуриев: У Байдена нет никаких иллюзий относительно того, что любит и умеет делать Владимир Путин Н.Хрущева― Абсолютно согласна с каждым словом, готова подписаться. Е.Альбац― Но ведь действительно без России невозможно решить целый ряд вопросов. Н.Хрущева― 11 часовых поясов, между прочим, тоже на помойке не валяются. Это практически континент. И вот то, что Анжела говорила, почему для Европы Россия – это не просто вызов, а это еще и угроза. Именно потому, что практически с ней все граничат, через нее все летают. И она выходит туда, к полярному кругу. И Арктика там тоже, и всё на свете. И Сирия у нас тоже практически backyard. Поэтому, безусловно, именно так это и происходит. И я не удивлена, конечно, потому что я понимаю, что Восточная Европа боится и волнуется, но я все-таки ожидала от них больше ответственности, потому что ясно, как Сергей правильно сказал, вот Бараку Обаме нужно было так сесть вместо того, чтобы обижаться на Путина и говорить, что они региональная держава и мы посмотрим, нужно было с ним сесть и сказать: «Мужик, будет так, так и так, если вы не решите этот вопрос». Но он поставил руки в боки и решил это не делать. И это всегда огромная ошибка для мировых лидеров. А главное, Анжела знает это лучше других. Клемленологов в Америке очень много, и почему никто не посоветовал, что не надо руки в боки, потому что она большая и очень обидчивая, а Путин особенно, как мы знаем, обидчивый лидер. Поэтому он каждый раз обижается и каждый раз хочет показать, что он тоже… И Байден ему это дает, пожалуйста, показывай. Но как бы последствия этому показанию будут следующие. Посмотрим, какие будут результаты, но пока это одна из самых важных его инициатив. И возможно, Путин не исправится и не улучшится, но Путин, сидящий за столом, хуже, чем Путин заноза. В смысле, наоборот – лучше. Я как Трамп. Лучше, чем Путин – заноза. Может быть, это тоже будет хуже. Е.Альбац― Анжела Стент, многие российские аналитики предсказывают войну в Европе как средство разрешения противоречий между Россией и Евросоюзом. Пугают нас тем, что Путин может начать войну, потому что Россия сейчас находится в тупиковых отношениях как минимум с Евросоюзом. Вы знаете такой сценарий войны в Европе, который начнет Россия или начнет Турция, закончится пожаром в Европе? Рассматривается в Национальном совете безопасности? А.Стент― Во-первых, я хочу добавить кое-что к словам Сергея и Нины. Я полагаю, что интерес Путина в том, чтобы такая встреча состоялась, также и в том, чтобы показать Китаю, что Россия – великая держава и Россия играет ключевую роль в мировой геополитике, и с ней нужно считаться. Я думают, что вот таков посыл для Китая. Что касается аналитиков, да, действительно, я читаю, я слушаю некоторых российских аналитиков, которые действительно упоминают о такой возможности, о том, что война в Европе – это реальность. Не хочу сказать, что вообще этот тезис никак не фигурирует в Национальном совете безопасности, но я полагаю, что все-таки серьезно такая вероятность там не рассматривается. Мне кажется, что эта угроза исходит прежде всего от каких-то российских официальных лиц как элемент торговли. Они пытаются выторговать себе некоторые условия, например которые касаются санкций или развертывания войск вблизи российских границ. Ну а если такая война произойдет, что Россия может от этого выиграть? Да, сегодня встреча НАТО проходит и может быть, там может, вероятно, этот вопрос фигурировать. Но я полагаю, что эти разговоры, они сосредоточены внутри России, а не в США. Да, может быть, в определенных европейских странах, прежде всего в Польше и странах Балтии, где Россия воспринимается как более ощутимая угроза, да, там, наверное, эти разговоры можно услышать чаше. Но для США они не воспринимаются как нечто по-настоящему серьезное. Е.Альбац― Спасибо. Сергей Гуриев, Джо Байден отказался – и это вопрос ко всем – от совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным. Есть несколько гипотез на этот счет. Одни говорят, что Байден не хочет картинки фото-ап с диктатором. Другие – что не хочет картинки, похожей на Путина и Трампа в Хельсинки. Третье: во время встречи «семерки» Байден, говоря о взаимоотношениях с Россией, трижды называл Ливию, имея в виду на самом деле Сирию. Об этом пишут сегодня американские газеты. И поэтому американцы волнуются, чтобы это не проявилось на пресс-конференции. Вот вам кажется, что больше похоже на правду? И это вопрос Анжеле и Нине, если вы захотите на него ответить. С.Гуриев― Я думаю, что в первую очередь ему хочется отличаться от Трампа. Конференция в Хельсинки была катастрофической для всего внешнеполитического истеблишмента, следовательно, истеблишмента США, и конечно, никто не хочет, просто чтобы была даже какая-то параллель между саммитом Трампа и Путина и Байдена и Путина. Но есть и еще одна причина. Журналистов трудно контролировать. Какой-нибудь журналист может в присутствии Байдена и Путина встать и спросить: «Так все-таки Путин убийца или нет?» И это будет не очень дипломатично сказать, что вот рядом со мной стоит убийца. И опять-таки будет невозможно не ответить на этот вопрос. Поэтому есть и такие причины, которые невозможно игнорировать. Нельзя забыть то, что Байден назвал Путина убийцей. И кроме того нельзя забыть, что Путин на вопросы корреспондента NBC «Убийца ли вы?», отвечает: «Послушайте, я вам сейчас все расскажу», вместо того, чтобы сказать нет. Поэтому мы видим, что эти вопросы никуда не деваются. И вполне возможно, что такая пресс-конференция будет действительно не очень приятным делом. Н.Хрущева: Я не думаю, что Байден ожидает от Путина: «Мужик, ты мне обещал, ты это сделал» Е.Альбац― Анжела, что вы по этому поводу думаете? А.Стент― Я думаю, что основная причина, почему Байден не хочет совместной пресс-конференции – это потому что его цель, по сути – это убрать Россию с американской внутриполитической повестки. Потому что последние 4 года Россия там присутствует и является катализатором поляризации общества и привносит токсичность в американское общество. И да, я действительно здесь согласна с Сергеем, пресс-конференция 2018 года в Хельсинки – это была катастрофа, когда Трамп сказал, что он верит президенту Путину, и тем самым он утверждает, что он не верит собственным офицерам разведки. Тут есть и другие факты. Какие вопросы будут заданы на этой пресс-конференции? Что Путин может сказать на этой пресс-конференции. Я думаю, что Байден не хочет вернуться в США, уж точно сохранив эту токсичную атмосферу, чтобы его там спрашивали, например, представители республиканской партии и другие, почему он поступил именно таким образом. Так что я думаю, что это прежде всего мера предосторожности. Да, Байден будет присутствовать на пресс-конференции, где будут присутствовать западные журналисты, возможно еще какие-то журналисты, но от совместной пресс-конференции с президентом Путиным он по этим причинам отказывается. Е.Альбац― Спасибо. Нина Хрущева. Вы полагаете, после саммита будут какие-то санкции сняты в отношении российских верхушечных лиц или наоборот, нам надо ожидать каких-то новых санкций? Как-то будет развиваться эта ситуация? Н.Хрущева― Я не думаю. Я согласна с тем, что Анжела сказала в самом начале, что мы будем рады, если каким-то образом возобновиться дипломатическая работа. Я надеюсь, что это будет сделано и может быть, вернутся дипломаты и будет возможность нанимать российских людей, чтобы хотя бы русские получали визы, потому что это выгодно Путину тоже, потому что: «Вот видите, какие я вопросы могу разрешить. Вот вы хотели в Америку – теперь вы едете в Америку». И я думаю, что это может даже повлиять на отношения с европейскими странами, чтобы будет очень полезно для популярности Путина. Я думаю, у Байдена тоже свои проблемы будут. Потому что все-таки ситуация с Россией в Америке токсичная. Она и с республиканской стороны токсичная, потому что как только Трамп перестал быть президентом, моментально все консервативные… они молчали про Россию долго, а сейчас они опять начали долго про это говорить. Поэтому Байден далеко пойти не может. Он и санкции снять не может… Е.Альбац― Будет ли торг вокруг освобождения лидера российской оппозиции Алексея Навального? Н.Хрущева― Я думаю, что торг может быть, но с моей точки зрения, правильно для Джо Байдена поднимать вопрос о всех правах человека. Потому что если будет Навальный, то Путин скажет, что он ваш агент и вы так за него боитесь. А если говорить вообще о правах человека, то это должен быть более сильный аргумент. Е.Альбац― Но это ни о чем. Мы это помним. Так о правах человека говорил Картер, и мы продолжали тут сидеть… Н.Хрущева― Он будет говорить о правах Навального, а Путин ему скажет: «Он у нас экстремист. Хочет поменять Конституцию». Так это будет тяни-толкай. Так что эта тема далеко не пойдет. Байден ее поднимает, Путин ее зарегистрирует, но не пойдет далеко. Насчет санкций я не думаю, потому что тогда точно и поляки, и все остальные будут говорить: «Вот видите, как он сложился». Поэтому если будут какие-то откаты, то они наверняка будут… Е.Альбац― Нина, в русском языке слово «откат» имеет вполне определенную коннотацию. Н.Хрущева― Как сказать… какие-то отходы. Если будут какие-то отходы, они будут медленные, очень конкретные и просто по мелким вопросам. Е.Альбац― Сергей Гуриев, США отказались от санкций против компаний, строивших «Северный поток-2». Это бизнес-решения? В отличие от Трампа Байден в меньшей степени заинтересован в продаже американского газа в Европе? Или это политическое решение, и Байден рассчитывает что-то за этот выторговать у Путина? С.Гуриев― Это решение для восстановления трансатлантического сотрудничества. Вы видели, что Байден, прежде чем встречаться с Путиным, приехал в первую очередь в Европу на заседание «семерки», потом на заседание НАТО. Для него восстановить хорошие отношения с Европой, в частности, с самой большой страной Германией гораздо важнее, чем любые доллары от продажи газа и всего такого прочего. Анжела совершенно правильно сказал, что главный приоритет внешней политики в США – это Китай. И в противостоянии Китаю Америке нужны союзники, потому что без союзников уже в течение 10 лет китайский ВВП будет больше, чем американский. И вы говорили, что уже сейчас китайский бюджет на оборону больше… Любой другой, кроме Америки. Поэтому, конечно, Америке нужны союзники. И Америка не хочет обижать Германию, другие европейские страны своими экстерриториальными санкциями. В этом смысле это политическое решение. А.Стент: В лучшем случае стороны договорятся о том, чтобы снова обменяться послами Е.Альбац― Профессор Стент. Только что группа Алексея Навального выпустила новое расследование, которое показывает, что у российских властей были данные о том, что Алексей Навальный был отравлен, и они находились непосредственно в Омске. Расследовательская группа Bellingcat только что выпустила расследование, которое показывает, что специальная группа ФСБ, по всей видимости, отравила помимо Навального еще несколько человек. Каждый день у нас начинается с новости, у кого прошел обыск, кто арестован или кто эмигрировал за границу. Как американское общество будет, если будет, реагировать на усиление репрессий в России? А.Стент― Дело в том, что реакция американского общества – это, прежде всего, санкции. И еще в этом месяце идет обсуждение новых санкций, которые предполагается ввести в ответ на действия, связанные с химоружием и отравляющими веществами. Но мы все видим, что эти санкции не приводят к результату, не имеют сдерживающего эффекта фактически. Кроме того, я думаю, что мы услышим больше требований к президенту Байдену в американском обществе. Может быть, пойти на какие-то шаги, сделать что-то еще. И будут, вероятно, требования проигнорировать президента Путина и не встречаться с ним. Но мы все видим, что тактика игнорирования Путина – это не действенная стратегия, она не дает результат. Я думаю, что самый отрезвляющий вывод, который мы можем сделать – это то, что США и весь Запад мало что может сделать для того, чтобы действительно как-то сдержать в этом смысле Россию. Е.Альбац― Мы должны заканчивать. Через 30 с небольшим часов Владимир Путин и Джо Байден встретятся в Женеве на вилле Лагранж, мы знаем, что там уже стоят установки ПВО и радары. Переговоры, которые там пройдут, могут оказаться совершенно бесполезными, а могут быть критически важными. Дождемся среды. Спасибо всем участникам передачи.

Putin lashes out at U.S. after meeting with Biden Xinhua 17 Jun 2021, 05:18 GMT+10 GENEVA, June 16 (Xinhua) -- Russian President Vladimir Putin on Wednesday lashed out at the United States on arms control, human rights, cyber-attacks, among other issues, after meeting with his U.S. counterpart Joe Biden. "The West believes that the Russian policy is unpredictable. Well, let me reciprocate. The U.S. withdrawal from the ABM (Anti-Ballistic Missile) Treaty in 2002 wasn't predictable," Putin said at a solo press conference. He criticized the U.S. on human rights, citing U.S. attacks in Afghanistan and the existence of the Guantanamo Bay prison.

Интервью Владимира Путина американской телекомпании NBC Новое Фото: Эхо Москвы Владимир Путин ответил на вопросы журналиста телекомпании NBC Кира Симмонса. Запись интервью состоялась 11 июня в Кремле. Загрузка... К.Симмонс (как переведено): Господин Президент, Вы уже давно не давали интервью американским журналистам. Мне кажется, три года прошло. Спасибо, что нашли время. Есть масса тем для обсуждения. Я уверен, что мы много успеем обсудить. Начну вот с чего. Сегодня пришли новости из США, там заявляют, что в течение следующих нескольких месяцев Россия готовит новые взломы военных объектов для иранской ядерной программы. Это правда? В.Путин: Ещё раз повторите, пожалуйста, вопрос: мы готовим взломы каких объектов? К.Симмонс: Сегодня вышел доклад, пошли сообщения, что Россия готовится передать Ирану спутниковую технологию, которая позволит Ирану отслеживать и наносить удары по военным целям. В.Путин: Нет, у нас нет таких программ с Ираном, это просто чушь очередная. У нас с Ираном есть планы сотрудничества, в том числе и в сфере ВТС, всё это в рамках решений, которые были согласованы в нашей программе, по иранской ядерной программе в рамках ооновских решений вместе с нашими партнёрами по подготовке СВПД, где на определённом этапе санкции с Ирана должны быть сняты, в том числе в сфере военно-технического сотрудничества. У нас есть определённые программы, но это всё обычные вооружения, если до этого дойдёт, но пока мы даже к этому не перешли, пока у нас нет никакого реального сотрудничества в области обычных вооружений, поэтому что-то там кто-то придумывает по поводу современных космических технологий ‒ это просто фантастика, просто очередной вброс, фейк. Я о таком ничего не знаю, во всяком случае. Те, кто говорит об этом, знают лучше, чем я, наверное. Ну чушь. К.Симмонс: То есть Вы согласны с тем, что передать Ирану такие спутниковые технологии ‒ это поставило бы под угрозу американских военнослужащих, получи Иран от России такие технологии, ведь они могли бы передавать такую информацию хуситам в Йемене, могли передавать информацию «Хезболле». И факт передачи таких технологий Ирану был бы опасным развитием событий. В.Путин: Послушайте, что мы обсуждаем проблемы, которых не существует? Нет предмета для обсуждений. Кто-то что-то выдумывает, я не знаю, может, это вброс, связанный с тем, чтобы вообще ограничить любое военно-техническое сотрудничество с Ираном. Я повторю ещё раз: это просто фейковый вброс, о котором мне вообще ничего неизвестно, я от Вас это впервые слышу. Нет у нас таких намерений. Не знаю, технологически готов ли Иран воспринимать даже такое сотрудничество. Это же отдельная тема, очень высокотехнологичная. Да, действительно, мы не исключаем, что возможно наше сотрудничество со многими странами мира в космосе. Но, наверное, всем хорошо известна наша позиция по поводу того, что мы категорически против милитаризации космоса вообще. Мы считаем, что космос должен быть свободен от любых видов оружия, размещённого на околоземном пространстве, и так далее. Поэтому у нас нет таких планов, особенно по передаче технологий такого уровня, о котором Вы сейчас сказали. К.Симмонс: Хорошо. Следующий вопрос по саммиту с Президентом Байденом. Перед этим он встречается с лидерами «большой семёрки», с натовскими партнёрами, с лидерами европейских государств. Это его первая поездка, первый визит в Европу. Это подаётся как попытка сплотить ряды мировых демократий. Теперь он собирается встретиться с Президентом, которого подают как диктатора, автократа. В.Путин: Я не знаю, кто-то подаёт под таким соусом, кто-то смотрит на развитие ситуации и на Вашего покорного слугу по-другому. Всё это подаётся публике так, как считается целесообразным для правящих классов в той или другой стране. То, что Президент Байден встречается со своими союзниками, здесь нет ничего необычного. Что же здесь необычного ‒ встреча «семёрки»? Мы знаем, что такое «семёрка», я там бывал многократно, знаю ценности этой площадки. Но когда люди собираются и что-то обсуждают, это всегда хорошо, лучше, чем не собираться и не обсуждать. Потому что и в рамках «семёрки» тоже есть вопросы, требующие постоянного внимания, рассмотрения, потому что есть и противоречия, как это ни покажется странным, есть разные оценки тех или иных событий на международной арене и между ними. Ну хорошо, пусть встретятся, пообсуждают. Что касается НАТО, я уже много раз говорил: это рудимент холодной войны. НАТО родилась в эпоху холодной войны, но зачем она существует на сегодняшний день, не очень понятно. Был момент, когда говорили о том, что она трансформируется, эта организация, теперь уже как-то об этом подзабыли. Мы исходим из того, что это военная организация, но это союзники Соединённых Штатов, ну, наверное, время от времени нужно с союзниками встречаться. Хотя я тоже себе представляю, как идёт там дискуссия. Понятно, что всё решается консенсусом, но всё-таки есть одно мнение правильное, а все остальные не очень ‒ так, аккуратно, скажем. Поэтому ‒ ну что? Встречаются союзники, и что здесь необычного? Я ничего необычного здесь не вижу. Тем более это дань уважения к своим союзникам перед встречей президентов США и России. Наверное, это подаётся как желание узнать их мнение по ключевым вопросам современной повестки дня, в том числе и по тем вопросам, которые мы будем обсуждать с Президентом Байденом. Но всё-таки я склонен думать, что, несмотря на все эти политесы, США будут продвигать в отношениях с Россией то, что они считают нужным и важным для себя и прежде всего для себя, для своих экономических, политических и военных интересов. Послушать то, что думают на этот счёт союзники, наверное, никогда не вредно, так что ничего, рабочий процесс. К.Симмонс: Тогда ещё немножко вопросов по поводу саммита. Как Вы знаете, Президент Байден запросил эту встречу, он не выдвигал никаких предварительных условий. Это Вас не удивило? Во время интервью журналисту американского телеканала NBC Киру Симмонсу.В.Путин: Нет. У нас отношения двусторонние деградировали до самой низкой планки за последние годы, а всё-таки есть вопросы, которые требуют сверки часов, определения каких-то позиций взаимных, для того чтобы вопросы, представляющие взаимный интерес, решались эффективнее в интересах как Соединённых Штатов, так и России. Поэтому здесь нет ничего необычного. На самом деле мы, несмотря на такую, казалось бы, жёсткую риторику, ожидали таких предложений, потому что внутриполитическая повестка в Штатах не давала нам возможности восстанавливать отношения на каком-то приемлемом уровне. Это должно было состояться рано или поздно. Ну вот Президент Байден проявил такую инициативу. До этого, как Вы знаете, он поддержал продление Договора о СНВ, что не могло не встретить с нашей стороны поддержку, потому что мы считаем, что этот договор в сфере сдерживания стратегических наступательных вооружений достаточно проработан, отвечает нашим интересам ‒ и российским, и американским. Поэтому такое предложение было вполне ожидаемым. К.Симмонс: Вот Вы поедете на саммит. Вы планируете сразу после этого проводить дополнительные этапы переговоров по контролю над вооружениями, потому что Байден продлил СНВ на пять лет, и считается, что это начало диалога, а не его конец? В.Путин: Мы знаем, какие вопросы, какие проблемы хотят американцы с нами обсуждать. Мы понимаем эти вопросы и проблемы, мы готовы к этой совместной работе. Есть у нас определённые если не разногласия, то разное понимание, каким темпом и по каким направлениям мы должны двигаться. Знаем, что является приоритетным для американской стороны. В общем, это процесс, который нужно двигать на профессиональном уровне: по линии Министерства иностранных дел, Госдепа, соответственно, Пентагона и Министерства обороны России. Мы к этой работе готовы. Мы слышали сигналы, что американская сторона хотела бы возобновления этих переговоров на профессиональном, экспертном уровне. Посмотрим. Если после встречи на высшем уровне условия будут для этого созданы ‒ пожалуйста, мы же не отказываемся, мы готовы к этой работе. К.Симмонс: Президента Байдена интересует стабильность и предсказуемость. А Вас? В.Путин: Это самая главная ценность, можно сказать, в международных делах. Если бы нам удалось… К.Симмонс: Извините, что перебиваю, но он ведь говорил, что это Вы чините нестабильность и это Вы источник как раз таки непредсказуемости. В.Путин: Он говорит одно, я говорю другое. Может быть, когда-то в чём-то наши риторики расходятся, но если Вы спрашиваете сейчас мою точку зрения, то я Вам говорю, в чём она заключается: самая главная ценность в международных отношениях ‒ это стабильность и предсказуемость. Мы со стороны, как я считаю, наших американских партнёров как раз этого и не видели в предыдущие годы. Какая же стабильность и предсказуемость, если мы вспомним события в Ливии в 2011 году, когда страну разрушили? Ну и какая здесь стабильность и предсказуемость? Всё время говорили о том, что войска в Афганистане будут оставаться. Потом раз, вдруг ‒ бум, войска из Афганистана выводятся. Это что стабильность, предсказуемость? События на Ближнем Востоке ‒ это что, стабильность и предсказуемость? К чему это всё приведёт? Или в Сирии? Что здесь стабильного и предсказуемого? Я спрашивал у своих коллег американских: вот вы хотите, чтобы Асад ушёл, а кто на его место придёт, что будет дальше? Ответ странный: не знаю. Ну если не знаешь, что будет дальше, зачем менять то, что есть? Ведь это может быть вторая Ливия или второй Афганистан. Мы этого хотим? Нет. Давайте вместе сядем, будем разговаривать, искать решения, искать компромиссы, приемлемые для всех сторон, ‒ вот так достигается стабильность. Она не может быть достигнута навязыванием одной точки зрения, «правильной» точки зрения, все остальные – «неправильные». Так же стабильность не достигается. К.Симмонс: Давайте перейдём к другой теме. Хотел поговорить о Ваших отношениях с Президентом Байденом. Это уже не саммит в Хельсинки, Байден не Трамп. Вы когда-то говорили, что Трамп ‒ человек незаурядный, талантливый. Как Вы опишете Президента Байдена? В.Путин: Я и сейчас считаю, что бывший Президент США господин Трамп ‒ человек незаурядный, талантливый, иначе он не стал бы Президентом США. Он яркий человек, он может нравиться кому-то, может не нравиться. Это, конечно, не порождение американского истеблишмента, он раньше в такой большой политике никогда не был. Естественно, это нравится, не нравится, но это так и есть. Президент Байден, конечно, кардинальным образом отличается от Трампа, потому что он профессионал, он почти что всю жизнь свою сознательную в политике. Он занимается этим многие-многие годы, я уже говорил об этом, и это очевидный факт: сколько лет он был сенатором, сколько лет он занимался вопросами, скажем, разоружения, международной политики фактически на экспертном уровне. Это другой человек. Я очень рассчитываю ‒ есть плюсы, есть минусы, ‒ что не будет таких импульсивных движений со стороны действующего Президента, что мы будем соблюдать определённые правила общения, сможем о чём-то договариваться, находить какие-то точки соприкосновения. Вот, собственно говоря, пожалуй, всё. А что будет происходить на самом деле, это нужно будет смотреть исходя из реальной, практической политики и её результатов. К.Симмонс: Президент Байден говорил, что вы как-то встречались, что вы лицом к лицу очно виделись, и он говорил Вам, он так утверждает: я смотрю Вам в глаза и не вижу никакой души. А Вы сказали: мы друг друга понимаем. Вы помните этот разговор? В.Путин: Насчёт души я не знаю, надо ещё подумать, что такое душа. Но я не помню этой части наших разговоров, честно говоря, не помню. Но мы все, когда мы встречаемся, разговариваем, работаем, добиваемся каких-то решений, мы действуем в интересах своих государств, своих народов. И это лежит в основе всех наших действий, помыслов, и это является побудительным мотивом для организации встреч подобного рода. Насчёт души ‒ это в церковь, пожалуйста. К.Симмонс: Да, Вас часто описывают как религиозного человека, и он говорил, что он прямо в лицо сказал: Вы бездушный человек. В.Путин: Я такого не помню. «Что-то с памятью моей стало». К.Симмонс: Он говорит, что 10 лет назад это было, когда он был вице-президентом. В.Путин: У него хорошая память, наверное. Я не исключаю, но я такого не помню. Вообще, при личных встречах люди стараются вести себя как-то корректно. Я не помню некорректных элементов поведения со стороны моих коллег, до сих пор ничего подобного не было. Ну может быть, что-то он и сказал, но я не помню. К.Симмонс: По-вашему, неуместно такие вещи говорить? В.Путин: Смотря в каком контексте, смотря в какой форме. Понимаете, можно же по-разному это всё сказать, по-разному может быть подано. Но вообще-то люди встречаются для того, чтобы наладить отношения и создать условия для совместной работы, для достижения каких-то позитивных результатов. А если нужно выяснять отношения друг с другом и собачиться, как у нас говорят в России, ругаться, зачем тогда встречаться, время тратить? Лучше заняться вопросами бюджетной и социальной политики внутри страны. У нас много вопросов, которые мы должны решать. Ну какой смысл? Просто бессмысленная трата времени, и всё. Можно, конечно, это подавать для внутриполитического потребления, что, по-моему, в Соединённых Штатах в последние годы и делалось, ‒ российско-американские отношения приносились в жертву всё время острой внутриполитической борьбе в самих США. Мы это видим, мы хорошо знаем, нас в чём только не обвиняли: во вмешательстве в выборы, кибератаках и так далее. Причём ни одного раза не удосужились предъявить какие-то доказательства, просто голословные обвинения. Я удивлён, почему до сих пор нас не обвинили в том, что мы спровоцировали движение Black Lives Matter, ‒ тоже хорошая была бы линия атаки. Но мы не делали это. К.Симмонс: Что Вы думаете о движении Black Lives Matter? В.Путин: Я думаю, что, конечно, внутриполитически это движение было использовано одной из политических сил в ходе предвыборной борьбы, но под этим есть определённые основания. Вспомним Колина Пауэлла, который был и Госсекретарём, и Пентагон возглавлял, он в своей книге же написал, что даже он, высокопоставленный чиновник, всю свою жизнь ощущал какую-то несправедливость в отношении себя как человек с тёмным цветом кожи. А ещё с советских времен, и мы в России, мы всегда с пониманием относились к борьбе афроамериканцев за свои права, и это имеет определённые корни, основание. Но в то же время, какими бы благородными целями кто-то ни руководствовался, если это переходит в какие-то крайности, приобретает какие-то элементы экстремизма, мы, конечно, не можем этого приветствовать. И здесь у нас отношение очень простое к этому: мы поддерживаем борьбу афроамериканцев за свои права, но мы против любых видов экстремизма, которые мы иногда тоже, к сожалению, наблюдаем сейчас. К.Симмонс: Вы упомянули кибератаки и отрицаете причастность России к этим атакам. Но, господин Президент, сейчас есть огромное количество доказательств, и определённые кибератаки, которые, видимо, были спонсированы государством. Пять приведу. Разведывательное сообщество США сказало, что в 2016 году Россия вмешивалась в выборы, и те, кто отвечает за выборы, говорили, что в 2020 году Россия вмешивалась в выборы. Те, кто отвечает за кибербезопасность, говорят, что хакеры вмешивались в использование и в разработки вакцины от коронавируса. SolarWinds также была самой плохой кибератакой, самой тяжёлой кибератакой, там было девять ведомств США, которые пострадали. И незадолго до саммита «Майкрософт» заявила о том, что была ещё очередная атака и целями были организации, которые критиковали вас, господин Президент. Господин Президент, вы ведёте кибервойну против Америки? Так ли это? В.Путин: Дорогой Кир, Вы сказали, что есть целый набор доказательств кибератак со стороны России, а потом перечислили те официальные американские ведомства, которые об этом заявили, так? К.Симмонс: Я просто передаю Вам информацию относительно того, кто об этом сказал, чтобы Вы могли ответить. В.Путин: Да, Вы мне передаёте информацию о том, кто сказал. Но где же доказательства того, что это было сделано на самом деле? Я Вам скажу: и это, и то, и тот сказал, и этот сказал, ‒ а доказательства-то где? На такие бездоказательные обвинения я могу Вам ответить: можете жаловаться в Международную лигу сексуальных реформ. Вас это устроит? Но это же просто разговор ни о чём. Ну хотя бы что-нибудь положите на стол, чтобы мы могли посмотреть и как-то на это отреагировать. Но ведь ничего этого нет. Насколько мне известно, одна из последних атак была на трубопроводную систему США. К.Симмонс: Да. В.Путин: Насколько мне известно, акционеры этой компании приняли решение даже заплатить выкуп. Они откупились от кибербандитов. Но если Вы перечислили целый набор уважаемых специальных служб США, они мощные, глобальные, они могут найти тех, кому заплачен выкуп в конце концов или нет? Надеюсь, они убедятся в том, что Россия не имеет к этому отношения. Теперь какая-то кибератака на мясокомбинат какой-то. Потом на крашеные яйца, скажут, атака совершена, понимаете? Это просто превращается в какой-то фарс, бесконечный фарс. Вы сказали: много-много доказательств, ‒ но ни одного опять не привели. Это же разговор в пустоту, в пользу бедных совсем. О чём мы говорим? К.Симмонс: Вы перешли к вопросу этого выкупа и преступников. Русскоязычные преступники всегда, как говорят, угрожают американскому образу жизни, больницам, системам водообеспечения, продуктами питания. Почему, как Вы считаете, эти преступники разрушают российскую дипломатию? Вы не хотите понять, кто вообще за этим стоит, чтобы они не портили имидж России? В.Путин: Вы знаете, ведь самое простое было бы нам сесть спокойненько и договориться о совместной работе в киберпространстве. Мы же предлагали это ещё Администрации господина Обамы… К.Симмонс: В сентябре. В.Путин: …где-то в октябре. Начали в сентябре, предложили в последний год его президентства. Они сначала промолчали, а где-то в ноябре ответили, что да, это интересно. Потом выборы были проиграны. Мы повторили это предложение уже Администрации господина Трампа. Нам ответили, что это интересно, но до реальных переговоров это не дошло. Есть основание полагать, что мы можем выстроить работу в этой сфере с новой Администрацией. Надеюсь, что внутриполитические расклады в самих США не помешают это сделать. Но мы же предлагали эту работу: давайте вместе посмотрим, на что мы можем выйти, договоримся о принципах совместной работы, договоримся о том, как мы выстроим противодействие этому процессу, который набирает оборот. У нас, в самой Российской Федерации, количество киберпреступлений выросло в разы за последнее время, внутри страны. Мы соответствующим образом пытаемся реагировать, ищем этих киберпреступников, если находим, наказываем их. Мы также готовы работать и с участниками международного общения, в том числе и со Штатами, но они же отказываются. Вы отказываетесь от совместной работы. Чего же мы можем сделать? Мы же не можем эту работу построить в одностороннем порядке. К.Симмонс: Я не Правительство, господин Президент, я просто журналист, и я спрашиваю, задаю несколько вопросов. Но если Вы хотели бы вести такие переговоры, наверное, нужно запросить перемирия, потому что сейчас идёт война. Когда идёт война, какие могут быть переговоры? В.Путин: Вы знаете, что касается войны, то, скажем, НАТО официально, я хочу обратить Ваше внимание на это, официально объявила о том, что считает киберпространство сферой боевых действий и проводит военные учения в киберпространстве. Мы об этом не говорим никогда. К.Симмонс: И Вы участник этих боевых действий. В.Путин: Нет. В.Путин: Нет, не так. Это не так. К.Симмонс: Правда? В.Путин: Если бы мы хотели это делать… НАТО сказала, что считает киберпространство сферой боевых действий, и готовится, и даже учения проводит. Ну что нам мешает, мы сказали бы тоже: вы так, и мы так будем делать. Но мы не хотим этого. Так же как мы не хотим милитаризации космоса, мы не хотим и милитаризации киберпространства. И предлагали много раз договариваться о совместной работе в сфере безопасности по этому направлению, а ваше правительство отказывается. К.Симмонс: Я видел Ваши предложения от сентября, они были сделаны в сентябре. То есть Вы предлагаете, что если вы можете прийти к согласию, к соглашению относительно хакерских атак и вмешательства в выборы, тогда вы отзовёте эти все, собственно, действия, если Америка не будет комментировать и вмешиваться в ваши политические действия и политических оппонентов? В.Путин: Мы рассчитываем на то, что никто не должен вмешиваться во внутриполитические процессы в другой стране: ни Америка в наши, ни мы в американские, ни в какие другие. Надо дать возможность народам всех стран мира спокойно развиваться. Даже если есть кризисные ситуации, они должны разрешаться народом внутри страны, без вмешательства извне. Но мне кажется, что этот призыв к американской Администрации, в том числе и сегодняшней Администрации, мало чего стоит. Потому что мне так представляется, что Правительство США всё равно будет вмешиваться во внутриполитические процессы в других странах, вряд ли этот процесс можно остановить, уж очень он большой оборот набрал. Но о совместной работе в киберпространстве, о предотвращении неприемлемых каких-то действий со стороны киберпреступников точно можно договариваться. Мы очень рассчитываем на то, что нам удастся наладить этот процесс вместе с американскими партнёрами. К.Симмонс: Если бы Вы были в Америке, чего бы Вы боялись следующего ‒ того, что отключат свет? Это, например, какие-то действия, которые были в Украине в 2015 году? В.Путин: Я не понял: если бы я был в Америке, чего бы я боялся? Если бы я был американцем или что? К.Симмонс: Чего американцам бояться и опасаться? Что может случиться, если не будет соглашения по противодействию кибербандитизму? В.Путин: Так же как милитаризация космоса, это очень опасная сфера. Ведь когда-то, для того чтобы добиться в ядерной сфере, в сфере противостояния в области ядерного оружия, договорились же Советский Союз и Соединённые Штаты о том, чтобы сдерживать эту гонку вооружений. Но киберпространство ‒ это очень чувствительная сфера. Сегодня на цифровые технологии завязаны очень многие виды деятельности человека и осуществление государственных функций. Ну конечно, вмешательство в эти процессы может нанести серьёзный ущерб, серьёзный урон, все же это понимают. Я в третий раз повторяю: давайте сядем и будем договариваться о совместной работе по обеспечению безопасности в этой сфере, вот и всё. Чего здесь плохого? Я Вас не спрашиваю, не хочу Вас ставить в сложное положение, но для меня как для рядового гражданина было бы непонятно, почему ваше Правительство отказывается от этого? Обвинения продолжают сыпаться вплоть до вмешательства в кибератаки на мясокомбинат какой-то, а наши предложения начать переговоры на эту тему отклоняются. Ерунда какая-то! Но ведь именно это же и происходит. Повторяю ещё раз: надеюсь, что нам удастся выйти на позитивную работу и в этой сфере. Чего там бояться? Ведь почему мы предлагаем договариваться? Потому что то, чего могут бояться в Америке, может представлять опасность и для нас. Соединённые Штаты ‒ высокотехнологичная страна. Если НАТО объявила о том, что киберпространство ‒ это сфера боевых действий, то, значит, они чего-то там планируют, чего-то там готовят. Конечно, это не может не вызывать у нас беспокойства. К.Симмонс: Вы боитесь, что американская разведка глубоко проникла в российскую систему и может вам навредить в киберобласти? В.Путин: Я не боюсь, но я имею в виду, что это возможно. К.Симмонс: Давайте я задам вопрос о правах человека. Это вопрос, который поднимет Президент Байден. Он будет говорить об Алексее Навальном, о разных убийствах, о том, кто сейчас в тюрьме. Почему Вас так пугает оппозиция, господин Президент? В.Путин: Кто вам сказал, что нас пугает оппозиция или меня пугает оппозиция? Кто вам это сказал? Вы знаете, это даже смешно. К.Симмонс: Простите, российский суд сейчас признал вне закона организацию, которая связана с господином Навальным. И вся несистемная оппозиция сейчас сталкивается с уголовными обвинениями, также журналисты, многим дают статус иностранных агентов, и это вызывает, собственно, серьёзный сбой в их деятельности. То есть инакомыслие в России больше не терпят. В.Путин: Это вы подаёте это как инакомыслие и нетерпимость к инакомыслию в России. Мы на это смотрим совсем по-другому. И Вы упомянули закон об иностранных агентах. Но это не наше изобретение, это ещё в 30-е годы закон об иностранных агентах был принят в США, и он гораздо более жёсткий, чем у нас, направлен в том числе на предотвращение вмешательства во внутриполитическую жизнь Соединённых Штатов. И в целом, в общем, я считаю, что он оправдан. К.Симмонс: Но, господин Президент, просто в Америке мы называем то, что Вы сейчас делаете, «а сами-то вы что, на себя посмотрите» ‒ вот так говорят в Америке. Прямой вопрос задам, откровенный. В.Путин: Дайте мне ответить, Вы же мне задали вопрос. Вам не нравится мой ответ, и Вы меня сразу прерываете. Это некорректно. Так вот в Америке давно принят этот закон, он работает, и санкции гораздо жёстче, чем у нас, вплоть до лишения свободы и так далее. К.Симмонс: Вы опять говорите про Соединённые Штаты. В.Путин: Да, я сейчас скажу, я сейчас вернусь нам, не беспокойтесь, я не останусь только на площадке проблем Соединённых Штатов. Я сейчас вернусь, прокомментирую то, что у нас происходит. К.Симмонс: Я думал, что Вы считаете, что страны не должны вмешиваться во внутренние дела других стран и комментировать не должны политику, а Вы опять это делаете сейчас. В.Путин: Нет. Если Вы наберётесь терпения и дадите мне сказать до конца то, что я хочу сказать, Вам всё станет ясно. Но Вам не нравится мой ответ, Вы не хотите, чтобы мой ответ слышали Ваши зрители, вот в чём проблема. Вы затыкаете мне рот. Разве это свобода выражения собственного мнения? Или это свобода выражения собственного мнения по-американски? К.Симмонс: Ответьте, пожалуйста. В.Путин: Ну так вот, в США был принят закон. Мы его приняли совсем недавно с целью защитить наше общество от вмешательства извне. Если в некоторых штатах иностранные наблюдатели приближаются к избирательному участку, прокурор говорит: только ещё несколько метров ближе ‒ и посажу вас в тюрьму. Это нормально? Это демократия в современном мире? А в некоторых штатах это практика. У нас ничего подобного нет. Когда я говорю об этих законах, о невмешательстве или попытках вмешательства, что я имею в виду применительно к России? Многие структуры так называемого гражданского общества… Почему говорю «так называемого»? Они финансируются из-за рубежа, готовятся соответствующие программы действий, активисты проходят подготовку за рубежом, и когда наши официальные структуры видят это, с целью предотвращения такого вмешательства в наши внутренние дела мы принимаем соответствующие решения и законы, и они мягче, чем ваши. У нас есть такая пословица: нечего на зеркало пенять, если рожа кривая. Это к Вам лично не имеет никакого отношения, но если нам кто-то что-то ставит в вину, вы посмотрите на себя, вы там себя в зеркале увидите, а не нас. Здесь нет ничего необычного. Что касается политической деятельности и политической системы, она развивается. У нас 34 партии зарегистрированы, по-моему, сейчас 32 будут принимать участие в различных выборных процессах по всей стране в сентябре. К.Симмонс: Но это зарегистрированная оппозиция. В.Путин: Есть несистемная оппозиция. Вы сказали о том, что кто-то задержан, кто-то находится в местах лишения свободы ‒ да, это тоже бывает. Вы упоминали некоторые фамилии. К.Симмонс: Да, я о них. В.Путин: Да-да, сейчас скажу. Сейчас скажу, я не пропущу ни одного Вашего вопроса, не беспокойтесь. К.Симмонс: Алексей Навальный его зовут. В.Путин: Не важно. В.Путин: Конечно, нет. У нас нет такой привычки кого-то убивать, это первое. Второе ‒ я хочу Вас спросить: а вы приказали убить женщину, которая вошла в Конгресс и которую застрелил полицейский? А Вы знаете, что у вас 450 человек арестованы после захода в Конгресс? И они пришли не для того, чтобы украсть там компьютер, они пришли с политическими требованиями. 450 человек арестованы, им грозит тюремное заключение от 15 до 25 лет, и они пришли с политическими требованиями. Разве это не преследование за политические взгляды? Некоторых обвиняют в заговоре с целью захвата власти. Некоторых вообще в грабеже обвиняют. Они пришли не грабить. Люди, о которых Вы упомянули, ‒ да, они осуждены за нарушение режима людей, которые осуждены были условно. Дважды человека осуждали условно. По сути, это просто предупреждали, чтобы не нарушал действующего в России законодательства. Нет, полное игнорирование требований закона. В конце концов суд вынес соответствующее решение, поменяв меру пресечения на содержание под стражей. Таких вот, я Вам скажу, в год в России тысячи, которые нарушают режим условного содержания, не отмечаются, игнорируют требования закона. Тысячи! И они не имеют никакого отношения к политической деятельности. А если кто-то прикрывается политической деятельностью, для того чтобы решать свои дела, в том числе коммерческие, то соответствующим образом нужно за это ответить. К.Симмонс: Вот смотрите, Вы же снова так говорите: а в Америке как? а в Америке как? Задам такой вопрос. Вот Вы говорили про американский Конгресс. Опять же прямой вопрос: звучат обвинения, неоднократно они звучат в США, ныне покойный Джон Маккейн прямо в Конгрессе назвал Вас убийцей, и Байден этого тоже не отрицал, и даже Трамп это не отрицал. И когда Байдена спросили напрямую, он тоже ответил. Так вот, господин Президент, Вы убийца? В.Путин: Послушайте меня, я привык за время своей работы к атакам с разных сторон по очень многим поводам, разного качества и остроты. Меня это не удивляет. Мы с теми людьми, с которыми работаем, спорим на международной арене, ‒ мы не жених и невеста, не клянёмся друг другу в вечной любви и дружбе. Мы партнёры и в чём-то соперничаем друг с другом. Вот что касается жёсткой риторики, то мне кажется, что это вообще проявление отчасти общей американской культуры. Конечно, скажем, в Голливуде есть ‒ вспомнили про Голливуд в начале нашей беседы ‒ глубокие вещи, которые, безусловно, можно отнести к произведениям искусства в области кинематографии. Но чаще всего это такой мачизм. Это в американской, в том числе политической, культуре вроде считается нормально. Кстати говоря, у нас нет. Но если после этой риторики следует предложение встретиться и обсудить двусторонние вопросы и вопросы международной политики, я воспринимаю это как желание к совместной работе. Если это желание серьёзное, мы готовы это поддержать. К.Симмонс: Но Вы же, по-моему, напрямую на вопрос не ответили. В.Путин: Ответил. Я сейчас добавлю, если Вы позволите. Я таких обвинений слышал десятки, особенно в период наших тяжёлых событий во время нашей борьбы с терроризмом на Северном Кавказе. Я при этом всегда руководствуюсь интересами российского государства и русского народа, и вот эти сентенции по поводу того, кто, как, чего и кого называет, меня абсолютно не волнуют. К.Симмонс: Вот, пожалуйста, список имён: Анна Политковская застрелена, Литвиненко отравлен полонием, Сергей Магнитский, предположительно избитый, скончался в тюрьме, Борис Немцов в нескольких метрах от Кремля застрелен насмерть, Михаил Лесин умер от физических увечий в Вашингтоне. Это всё Ваши жертвы. В.Путин: Знаете что, мне не хочется казаться грубым, но это похоже на какое-то такое несварение желудка, только словесное. Вы перечислили много людей, которые действительно пострадали и погибли в разное время по разным причинам от рук разных людей. Лесина Вы упомянули. Он работал у меня в Администрации, я к нему очень хорошо относился. Погиб он в США, умер или погиб ‒ я не знаю, но мы у вас должны спросить, как он там погиб. Мне, например, до сих пор жалко, что он ушёл из жизни. На мой взгляд, очень порядочный, приличный человек. Что касается других, кого-то мы нашли, кого-то нет – из тех преступников, которые совершили те или другие преступления, кто-то в тюрьме сидит. Мы готовы и дальше работать в таком же ключе и в таком же режиме, выявляя всех, кто идёт против закона и своими действиями приносит ущерб, в том числе имиджу Российской Федерации. Но вот так всё подряд вываливать ‒ это просто бессмысленно, некорректно и не имеет под собой никаких оснований. Если представить себе это как линию атаки, пожалуйста, давайте я послушаю это ещё раз. Повторяю, я слышал это многократно, но это меня абсолютно не сбивает с толку. Я знаю, в каком направлении нужно двигаться, чтобы обеспечить интересы Российского государства. К.Симмонс: Хорошо, сменю Вам тему. Украина и Беларусь ‒ эти две страны явно будут подниматься на встрече с Президентом Байденом. Вы знали заранее, что будет принуждение к посадке авиалайнера, что арестуют двух людей, высадят из него и арестуют? В.Путин: Я об этом не знал. Я не знал ни о каком лайнере и о людях, которые там были арестованы, тоже ничего не слышал. Узнал об этом из средств массовой информации. Знать не знал о каких-то задержанных, понятия не имею. Для нас это не представляет никакого интереса. К.Симмонс: Вы как будто бы согласны, одобряете такой поступок. Вы ведь встречались сразу после этого с Лукашенко. В.Путин: Я не то чтобы одобряю и не то чтобы осуждаю. Так случилось. Я рассказывал недавно в одном из разговоров с европейским коллегой, версия господина Лукашенко, о которой он мне рассказал, заключается в том, что к ним самим поступила информация, что на борту находится взрывное устройство. Они проинформировали пилота, не принуждали его к посадке, и пилот принял решение садиться в Минске. Вот и всё. К.Симмонс: И Вы верите, что это правда? В.Путин: А почему мне ему не верить? Вы спросите у пилота. Самое простое ‒ спросить у командира корабля: тебя принуждали к посадке или нет? Спросите у него. Вы спрашивали у него? Что-то я ни разу не слышал интервью этого командира корабля, который сел в Минске. Почему бы его не спросить: тебя что, силой принуждали садиться? Почему не спрашиваете-то у него? Это даже странно. Все обвиняют Лукашенко, а у пилота не спрашивают. Вы знаете, я не могу не вспомнить другого случая подобного рода, когда самолёт Президента Боливии по приказу американской Администрации посадили в Вене. Борт №1 Президента, вот так принудительно приказали сесть. Президента вывели из самолёта, обыскали самолёт, и Вы об этом даже не вспоминаете. Вы считаете, это нормально? Там было хорошо, а Лукашенко поступил плохо? Послушайте, давайте как-то будем говорить на одном языке и какими-то одинаковыми понятиями оперировать. Вот «Лукашенко – бандит». А там хорошо? Тогда в Боливии восприняли это как общенациональное унижение, но все промолчали, чтобы не обострять отношения. Никто не вспоминает, и это, кстати, не единственный случай. Не единственный. Ну так чего же Лукашенко? Если это он, значит, вы показали ему пример. К.Симмонс: Вы об этом говорили, но это совершенно другой пример. Господин Президент, мы сейчас говорим о коммерческом рейсе. Смотрите, у людей ведь должно быть право купить билет на самолёт и спокойно прилететь, не боясь, что их собьёт истребитель, что их не принудят к посадке, что не будут ссаживать и арестовывать журналистов. В.Путин: Послушайте меня, я ещё раз Вам говорю то, что мне сказал Президент Лукашенко. У меня нет оснований ему не верить. Спросите у пилота в конце концов, третий раз Вам говорю. Ну почему Вы не спросите-то? Его принуждали, его пугали? То, что прошла информация о том, что на борту находится взрывное устройство, что люди, пассажиры, граждане, которые не имеют никакого отношения к политике или к каким-то внутренним конфликтам, ещё к чему-то, как-то могли воспринять это негативно, могли переживать на этот счёт, ‒ конечно, это плохо. Чего же здесь хорошего? Мы, разумеется, осуждаем всё, что связано с этим делом: с международным терроризмом, с использованием воздушных судов и так далее. Конечно, мы против. Вы мне сказали, что посадка самолёта с Президентом Боливии ‒ это другой случай. Другой, да, только он просто хуже в десять раз, чем то, что было сделано, если что-то было сделано, в Белоруссии. И вы не хотите это просто признавать, пропускаете мимо ушей и хотите, чтобы миллионы людей во всём мире этого не замечали или забыли назавтра. Не получится. К.Симмонс: Хорошо, Украина ‒ ваш сосед. Раньше, в начале этого года, ЕС заявлял, что было большое скопление вооружённых сил, военнослужащих России на границе с Украиной. В чём была причина? Для чего это было сделано? В.Путин: Послушайте, во-первых, сама Украина постоянно подтаскивала да, по-моему, и сейчас продолжает ещё ‒ и личный состав, и военную технику в район конфликта на юго-востоке Украины, к Донбассу ‒ первое. Второе: мы проводили плановые учения на своей территории и не только на юге Российской Федерации, а и на Дальнем Востоке, и на севере, в Арктике, проводили учения. Одновременно проводились учения в нескольких регионах Российской Федерации. В это же время США проводили учения на Аляске, так, на минуточку. Вы знаете об этом что-нибудь? Нет? Наверное, нет. А я Вам скажу, я знаю. Это тоже в непосредственной близости от наших границ, но это на вашей территории. Мы даже на это внимания не обратили.

SARAH MCCAMMON, HOST: It was like the first day back at school, seeing all your old friends again. That is how U.K. Prime Minister Boris Johnson characterized President Joe Biden's first NATO meeting, at least according to NATO Secretary-General Jens Stoltenberg. The North Atlantic Treaty Organization held their summit in Brussels yesterday, and Biden delivered one big message to NATO partners. (SOUNDBITE OF ARCHIVED RECORDING) PRESIDENT JOE BIDEN: Everyone in that room today understood the shared appreciation, quite frankly, that America is back. MCCAMMON: Biden now turns his attention to a bilateral meeting with Russian President Vladimir Putin, where the two are expected to talk about nuclear stability, arms control agreements and cyberattacks among other issues on Wednesday. Ivo Daalder was U.S. ambassador to NATO under President Obama, and he joins us now. Ambassador Daalder, welcome.

国际组织“人权观察”中国部高级研究员王松莲指出,尽管样本采集工作已在全中国展开,但在新疆,这场行动尤为让人担忧。 “所有12到65岁的人都要被抽取DNA,这个人数比例(较其他地方的汉人)要高很多。在新疆这样的‘严打’情况下,维吾尔人基本上无法拒绝这样的要求。” 现居美国弗吉尼亚州的维吾尔电影制片人哈穆特(Tahir Hamut)此前就对本台表示,乌鲁木齐警方在当地派出所提取了他的血液、指纹、声音和面部信息,并在一个月后被告知到一家诊所进行免费体检,但他始终没有拿到体检结果。 上述澳大利亚智库发布的报告估计,中国政府的目标是采集3500万到7000万男性DNA样本,约占全国男性人口的5%到10%。当局不需要采集每一位男性的样本,因为他们可以从某人的DNA样本中找到男性亲属的基因特征。 中国警方表示,这个数据库可以被用于抓捕犯罪分子,而捐献者也同意提供他们的DNA样本。但人权组织普遍认为,这样的数据库可能会侵犯公民隐私,并被用于惩罚异见人士和活动人士的家人。 人权观察组织研究员王松莲说,中国缺乏约束个人信息收集行为的法律框架,这给数据滥用提供了温床。 中国全国人大常委会上周刚刚通过了《数据安全法》,指出立法的一大目的是保障数据安全、保护个人的合法权益。但有学者表示,该法将为政府获取科技公司拥有的数据铺路,让民众进一步丧失隐私。 自由亚洲电台记者家傲华盛顿报道   责编:申铧   网编:洪伟 评论 (0)

端午档冠军票房终破亿,档期票房表现创5年最低 前5月商品房销售面积同比增36.3% 国内猪肉批发价格上周环比下降4.8% 中国电竞用户今年预计达4.25亿 创业板指暴跌4.18% 香港恒生指数下跌 美股三大指数收跌 当地时间6月16日,美联储维持利率不变,提高对今明两年的通胀预期,并暗示2023年前将加息两次。截至收盘,道指跌265.66点,或0.77%,报34033.67点;纳指跌33.17点,或0.24%,报14039.68点;标普500指数跌22.89点,或0.54%,报4223.70点。标普500指数的11大组成板块悉数收跌。科技、原材料与必须消费品等板块跌幅领先。 欧洲主要股指涨跌不一 纽交所黄金期价上涨 国内商品期货夜盘化工领涨 能源化工品表现强劲,纯碱涨1.99%,PTA涨1.32%,20号胶涨1%,乙二醇涨0.91%,短纤涨0.82%。黑色系涨跌不一,动力煤涨0.33%,铁矿石涨0.29%,焦炭涨0.02%,热轧卷板跌0.84%,螺纹钢跌0.69%,焦煤跌0.48%。农产品涨跌互现,苹果涨0.54%,玉米淀粉涨0.38%,鸡蛋涨0.29%,菜油跌2.21%,棕榈油跌1.88%,豆油跌1.44%。 公司

Srečanje ameriškega in ruskega predsednika Ameriški predsednik Joe Biden je ruskemu kolegu Vladimirju Putinu na današnjih pogovorih dal vedeti, da bodo ZDA še naprej obsojale kršitve človekovih pravic v Rusiji. Človekove pravice bodo vedno na mizi, je dejal na novinarski konferenci po srečanju in dodal, da je Putina tudi posvaril pred kakršnim koli vmešavanjem v ameriško demokracijo. Potrdil je, da sta se s Putinom dogovorila, da bosta Washington in Moskva začela posvetovanja o kibernetski varnosti in o strateški jedrski stabilnosti. Biden je izrazil prepričanje, da si njegov ruski kolega ne želi nove hladne vojne, poročajo tuje tiskovne agencije. "Mislim, da je zadnja stvar, ki si jo zdaj želi, hladna vojna," je dejal novinarjem. Kot je dodal, je Putina opozoril, da kritična infrastruktura v nobenem primeru ne sme biti tarča kibernetskih napadov.

  同一天,普京在接受美国全国广播公司(NBC)采访时也表示,俄美关系正处于近年来的最低点,但仍有问题需要“对表”,以便更有效地解决共同关心的问题,使其符合两国利益,“从而达到战略稳定”。   对于美俄元首对峰会预期的表态,英国广播公司(BBC)15日评论称,峰会在象征意义方面很重要,但“在日内瓦举行的峰会不会是一场友好的会晤。”   白宫发布的拜登日程显示,拜登6月15日已抵达瑞士,他与普京的会晤将在当地时间6月16日13时35分(北京时间19时35分)开始。会晤开始前10分钟,拜登将与普京和瑞士联邦委员会主席盖伊・帕梅林合影。有双方代表团成员参加的拜登与普京的扩大会谈,将在当地时间14时55分(北京时间20时55分)开始,之后将有茶歇。当地时间16时40分(北京时间22时40分),双方将举行第二轮会谈。白宫证实,拜登与普京会晤后将举行记者招待会。   另据俄罗斯总统助理尤里・乌沙科夫15日透露,普京将于16日当天飞往瑞士,两位领导人的会谈将持续4-5小时,将讨论战略稳定、抗击新冠肺炎疫情、打击网络犯罪以及地区问题,包括中东、叙利亚、利比亚、阿富汗、朝鲜半岛局势和伊朗核计划等问题。双方还计划单独讨论纳卡问题、乌克兰国内危机和白俄罗斯局势。   俄罗斯总统新闻秘书佩斯科夫15日对俄新社表示,此次俄美领导人会晤没有签署任何文件的计划。      尽管美俄两国分歧严重,仅靠一场会晤就实现外交突破似乎不太可能,但两国领导人仍可能会在一些问题上达成某种谅解或合作,其中包括美俄及外界都很关注的战略稳定谈判。   一名匿名美方官员15日向美联社记者透露,此次峰会中的一个主要议题,是《新削减战略武器条约》。美俄拥有世界上90%以上的核武,《中导条约》2019年失效后,《新削减战略武器条约》成为两国间唯一的军控条约。虽然美俄今年2月已决定将该条约延长到2026年,但随着美俄关系持续紧张,军备发展步伐加快,两国就这些武器的战略稳定性展开谈判的迫切性不断上升。对此,普京6月14日表示,俄罗斯已准备好与美国就《新削减战略武器条约》问题开展合作。   另一个可能进行合作的议题,是伊朗核协议。伊核问题全面协议相关方第六轮谈判目前正在奥地利首都维也纳进行,鉴于伊朗将于6月18日举行总统大选,美俄都希望尽快重启核协议。   在叙利亚的人道主义问题上,美俄也有望达成谅解。联合国安理会计划于7月10日投票以维持叙利亚人道主义通道开放,拜登可能会努力说服普京届时不要使用否决权进行反对。   第四个可能令美俄领导人达成共识的议题,是“大使重返驻在国”问题。今年4月美俄外交关系严重恶化,双方互相驱逐外交官,俄驻美大使安东诺夫和美驻俄大使约翰・沙利文相继离开驻在国回国。在两国关系本就紧张的情况下,没有大使行使职责,令双方开展基本外交活动变得更加困难。普京和拜登都希望能在日内瓦解决这一问题。有分析认为,预计两国大使在未来几周内将重返岗位,这将成为此次“普拜会”的一个“温和成果”。   此外,中国社科院俄罗斯东欧中亚研究所研究员张弘预测,美俄双方还可能在应对气候变化、抗击新冠肺炎疫情等非核心利益领域达成一定共识。他说:“通过非核心问题来营造或者恢复对话,我觉得才是这次会晤的最主要目的。”   

June 16, 2021 Editor's note: This story is part of a series of profiles of notable spring 2021 graduates. Did you know that the New Mexico meadow jumping mouse can grow to 7 to 9 inches long?  Obermeit collaring an elk calf in the White Mountains of Arizona in May 2020. Download Full Image ASU graduate and Phoenix native Tyler Obermeit does. Something else he knows about this small mouse is that it is, unfortunately, an endangered species. Shrinking habitat space has left these mice with few options for places they can call home. Luckily though, for this species of mouse, Obermeit has recently been hired by Arizona Game and Fish to study them. Obermeit’s goal? To learn more about the mouse so that people can know what actions to take to keep it off the endangered species list. 

Yet opposition members say nearly a month of Liberal filibustering has prevented the committee from finishing its final report before the House of Commons rises for the summer and a possible fall election. It has also kept two other reports, including one on access to mental health for service members, from being tabled in the House of Commons. "Multiple defence reports are now casualties of this government's partisan antics," Conservative committee member Bob Benzen told the House of Commons on Wednesday. "The Liberal members continue to place their party above the people, and especially above victims of misconduct in our military."

For Afghan women, the US rhetoric of liberation has fallen short Opinion by Lina AbiRafeh I first landed in Kabul, Afghanistan’s capital, in the middle of the sweltering summer of 2002. It had taken four airplanes and more than 17 hours of flying, mostly over barren, rugged land, before the city encircled by mountains revealed itself. I carefully adjusted my veil as, one by one, we climbed down the unsteady stairs out of the Ariana Airlines plane and onto Afghan soil. The old, bearded man in front of me kneeled and kissed the Afghan earth. Specks of dirt remained on his beard.

Biden’s strategy of pessimism ekes out progress with Putin John Hudson Replay Video UP NEXT GENEVA —In a political career spanning four decades, President Biden has seen American presidents from both parties try to transform the U.S. relationship with Russia only to leave office disappointed. In his first meeting as commander in chief with Russian President Vladimir Putin, Biden intended not to make the same mistake. He would make no overtures for a reset in relations, and his pessimism about the prospects of changing Putin’s mind on issues such as human rights would inform his actions. “This is not about trust. This is about self-interest,” he told reporters at a news conference in Switzerland after a three-hour summit on Wednesday. “This is not a kumbaya moment.”

محمد بن زايد يستقبل قائد القوات الأمريكية بأفغانستان 17 A- استقبل محمد بن زايد آل نهيان، ولي عهد أبو ظبي، الأربعاء، الفريق أول أوستن ميلر قائد القوات الأمريكية في أفغانستان الذي يرأس بعثة "الدعم الحازم" التابعة لحلف شمال الأطلسي. وأفادت وكالة الأنباء الإماراتية بأن الجانبين بحثا خلال اللقاء، الذي جرى في قصر الشاطئ في أبو ظبي، العلاقات الثنائية والتنسيق بين البلدين في المجالات الدفاعية والعسكرية. كما تبادلا وجهات النظر بشأن مستجدات الأحداث في المنطقة، وفي مقدمتها انسحاب القوات الأميركية وحلفائها في حلف "الناتو" من أفغانستان بحلول 11 سبتمبر المقبل. MORE ABOUT

Dayton Dragons to honor Operation Cherrybend ‘Hometown Heroes’ Submitted article DAYTON, Ohio — The Dayton Dragons will recognize Operation Cherrybend as a “Hometown Heroes” recipient during a special inning break of the Dragons game on Thursday, June 17 against the Fort Wayne TinCaps at Day Air Ballpark. The game will start at 7:05 p.m. The Dayton Dragons shine the spotlight on the military, past and present, through the Hometown Heroes program. This program hosts military families at every Dragons game, recognizes outstanding military organizations and individuals and welcomes the newest members of the armed forces during special ceremonies. Operation Cherrybend is a non-profit located in nearby Wilmington. Their mission is to thank veterans for their courage, selflessness, and sacrifice to our country. Through that, they also hope to educate the general public about the trials and challenges of wounded veterans and veterans in general.

Trending Now

Icarly Reboot

Nick Cannon

Tucker Carlson

Megan Rapinoe

Juneteenth

Kawhi Leonard

Chris Paul

Putin

Travis Scott

Tupac

Lamelo Ball

Sergio Ramos

Rita Moreno

Islanders

Handmaids Tale Season 4

Paris Jackson

Salma Hayek

Canadien

Marc Andre Fleury

Tyler Toffoli

Joel Armia

Wales

Russian President Vladimir Putin

Kylie Jenner

Incendiary Balloons

Claire Samson

Chiellini

Jason Spezza

Mumilaaq Qaqqaq

Harvey Weinstein

Philipp Mickenbecker

Defibrillator

Baku

Samra

Windows 11

Bastian Schweinsteiger

Vanessa Mai

Gareth Bale

About You Aktie

Ventilator

Covid

Olivier Verdon

Moha La Squale

Donnarumma

Marie Sophie Lacarrau

Lola Marois

Victor Hugo

Louboutin

Hiromi

Jada Pinkett Smith

Airco

Zandvoort

Beekse Bergen

Italie

Kiki Bertens

Wesley Sneijder

Marco Van Basten

Manuel Locatelli

Hawks

Huawei Mate 40 Pro

Flamengo

Sao Paulo

Campeonato Brasileiro

Serie A

Italia

Selic

Pedrinho Matador

Remo

Borzoi

Hospital Playlist Season 2

Adelin Lis

Fast

Argentina Vs Uruguay

Sublime Artist Agency

Lana Rhoades

Sophia Di Martino

Fetish

Wina Natalia

Gianluigi Donnarumma

Dena Rachman

Lady Loki

Giovani Dos Santos

Ken Salazar

Roger Federer

Emiliano Zapata

Salvador Reyes

Unicef

Fao

Deniz Poyraz

Deniz Baysal

Fatih Tezcan

Türkiye

Iphone 13

Psv

Bts Meal

Face Shield

Record Of Ragnarok

China South Sea

Cardi B

Dawn

Donnie Nelson

Mina

Vico Sotto

Jennica Garcia

Jay Park

Stan Van Gundy

Buffon

Aurora Ramazzotti

Curevac

Laura Giuliani

Marca

Barletta

Matteo Pessina

Marcos Alonso

Emerson Palmieri

Orlando Bloom

Blind

Heidi Klum

Nainggolan

Satya Nadella

Janhvi Kapoor

International Yoga Day

Swara Bhaskar

Fed Meeting

Smriti Irani

Cbse Class 12

Athiya Shetty

Pradeep Sharma

Cbse Latest News

Premier League

Battleground Mobile India

India Vs New Zealand

Fathers Day

Cucho Hernandez

Gales

Kimberly Reyes

Juan Carlos Osorio

Cristiano Ronaldo

Brooklyn Nets

Tun Abdullah Ahmad Badawi

Jazz Vs Clippers

Giorgio Chiellini

Takiyuddin

Turkey

Fomc

Joe Allen

Turkey Vs Wales

Malaysia Football

Cytonn

Brown Mauzo

Mwenda Mbijiwe

Kalonzo Musyoka

Premier League Fixtures

Chimamanda Ngozi Adichie

Gor Mahia

Nets Vs Bucks

Vera Sidika

Earthquake Today

Wydad Casablanca

Jabu Mabuza

New Lockdown Rules

Youth Day 2021

Lisa Banes

Sinovac Vaccine

Ind Vs Nz

Russia

Italy

Lawrence Wong

Bukit Merah View Market

Commonwealth Bank

Ben Simmons

Cody Simpson

Fast Furious 9

Hitmans Wifes Bodyguard

Funimation

David Mackay

Wimbledon Tickets

Wimbledon

Burger King

Ben White

Sewing Bee

Sophie Countess Of Wessex

Dominic Cummings

Kieffer Moore

Andy Murray

What Is The Capital Of Afghanistan ?

Kabul

What Is The Religion Of Afghanistan ?

99.7% Islam (official), 0.3% Others

How Are The People Of Afghanistan Called Globally??

Afghan

What Is The Currency Of Afghanistan ?

Afghani (afs)

What Is The Legislature Of Afghanistan ?

National Assembly

What Is The Motto Of Afghanistan ?

""

What Are The Co-ordinates Of Afghanistan ?

34,66

What Is The Total Area Capcaity Of Afghanistan ?

+652230